Путешествие как духовная практика. парусная кругосветная экспедиция "Благовестие"
С некоторым удивлением обнаружили, что разыгрался некоторый нездоровый ажиотаж вокруг казавшейся нам несколько банальной темы нашего питания. Дабы удовлетворить интерес публики и прояснить ситуацию, посвящу этой теме отдельный пост, где постараюсь обосновать свою политику и предпочтения в отношении питания с точки зрения моих убеждений о том, что есть здоровый образ жизни. Свои убеждения я выработала в результате штудирования немалого числа литературы, а также опытно экспериментальным путем, и для меня они являются истинными, соответственно спорить на эту тему я смысла не вижу. Уверенна, что для многих, а то и для большинства, истинными являются другие убеждения – в задачи данного текста не входит чье-либо переубеждение - я свято уважаю волю людей как убивать себя, так и тащить себя за уши к небу, моя задача - только пояснение своей позиции. Единственное, чего я не уважаю, это попытки влезать в чужую жизнь, не разобравшись и не понимая ее сути, и осуждать ее, навешивая выдуманные и изощренные обвинения.

Первое. Я убеждена, что в современных «развитых» обществах преобладающая часть населения занимается медленным самоубийством и самогеноцидом, употребляя в пищу то, что разрушающе действует на тело и психику.

К продуктам, которые с моей т.з. следует избегать здравомыслящим людям является в первую очередь мясо и все его производные, типа колбас, в которых его, впрочем, минимум и разного рода полуфабрикаты, которые сохраняет в себе все ядовитые свойства мясных изделий, плюс содержат кучу консервантов.
Я считаю мясо вредным потому что полагаю что

  1. В нем содержится огромное количество искусственных вредных веществ, в т.ч. антибиотиков, которыми пичкают скотину. Большая часть этих веществ не выводится из мяса в процессе приготовления и является исключительно вредными для организма, разрушая иммунную систему.

  2. При убийстве живого существа в его крови остается энергия агрессии и страха в немалых дозах, которая оказывает влияние на психику человека. Людей, которые имеют пристрастие к мясу можно опознать по некоторым признакам, таким как жесткость и, возможно, повышенная агрессивность. Впрочем, в российском обществе эти качества только приветствуются. Когда в Панаме в 2009 году Максим перестал есть мясо, он почувствовал значительные изменения в своем состоянии: исчезла доля нервозности, уменьшилась тревожность, стало меньше внезапно возникающих страхов, состояние стало мягче. На протяжение первых лет кругосветки Максим мясо ел, что, надо сказать, значительно облегчило нам выживание на Каймановых островах, где килограмм помидор стоил 6 – 8 евро. Во многих регионах значительно проще быть мясоедом, нежели чем вегетарианцем. Еще в Панаме Максим наслаждался курочкой, которая продается там повсеместно. С т.з. вкусовых пристрастий ему, в отличие от меня, было довольно трудно перестать есть мясное. Запахи еще долго будоражили его.

  3. Из этических соображений. Не хотим способствовать убийству животных.


Я была вегетарианцем  в течение примерно 15 лет. Начало вегетарианство стало для меня началом пути по укреплению своего здоровья. Не употребляла в пищу никакого животного белка, но ела яйца и молочное. Года три назад начала есть рыбу – пошла, так сказать, на компромисс с реальностью. Оправдывала свое решение тем, что живя на море иногда трудно раздобыть достаточно фруктов и овощей. Первая беременность и кормленье грудью почти до двух лет прошли на вегетарианстве.
Далее к вредной пище я отношу те продукты, которые содержат консерванты, красители и ГМО. Консерванты, красители и другие вредные искусственные вещества содержатся в огромном количестве в кондитерских изделиях, печеньках, вафельках, конфектах. Все эти «завлекалочки для деток» с моей т.з. являются медленно действующим ядом, воздействующим на нервную систему (через сахар или сахарозаменители, что еще хуже), печень, зубы, желудок и органы выведения отходов организма. Я всеми силами буду способствовать тому, чтобы мои дети потребляли как можно меньше этой современной привлекательной отравы в красивых упаковках, которыми их так и норовят напичкать на любых детских безумных праздненствах.  А когда в магазине деточки потянут свои маленькие ручки к вафельке в красивой упаковке, просительно заглянув мне в глаза, я объясню им, чем чревато употребление этого продукта.

К однозначно вредным продуктам я также отношу чипсы и разного рода газировку. О вреде этих «детских» продуктов сказано немало, не буду писать банальных вещей.

Об алкоголе вообще промолчу – не употребляем. Также не курим.

К самым полезным продуктам я отношу фрукты и овощи, которые я даю детям в том количестве, которое они способны потребить и в том ассортименте, который доступен в каждой конкретной стране. В Панаме, например, мы удивляли всех круизеров, когда притаскивали с рынка раз в полторы недели килограмм по сорок фруктов и овощей. Когда мы грузили все это в динги, нас каждый спрашивали: «В Полинезию отчаливаете»? «Да нет, это мы тут будем кушать». Недельный запас», - отвечали мы.
Мои дети любят в сыром виде капусту, морковку, которую они грызут просто почищенной, цветную капусту, перец, любят авокадо. Ксения есть местные огромные огурцы, которые даже я воспринимаю с трудом. Из фруктов: бананы, ананасы, арбузы, папайю, манго (много), яблоки, виноград, последние полгода постоянно клубнику, мандарины, апельсины. У нас почти всегда есть сок из апельсинов, лимонов, моей любимой маракуйи и еще пары тройки экзотических фруктов. Термически обработанные овощи дети почти не едят, только в супе, например в вегетарианском борще. Овощной салат огромными тарелками на стоянках я делаю каждый день, иногда по два раза. Ксения его обожает, с Полиной приходится пободаться.

Вообще, надо сказать, что Ксения обладает физиологически правильным вкусом: она тяготеет к «правильной» еде и отвергает «неправильную». Полина имеет тягу к заменителям вкуса и всяким «чупа-чупсам», от запаха которых Ксению воротит, но мы вместе с Ксенией работаем над Полининым вкусом J.

Сегодня Ксения услышала наше обсуждение комментариев в жж о «неправильном, плохом» питании наших детей. Ее это заинтересовала, и она попросила уточнить, в чем суть вопроса. Я объяснила ей, что некоторые дяди и тети, которые читают наши истории, полагают, что они с Полиной плохо питаются. «А как, они считают, мы должны питаться?», - спросила Ксения. «Они считают, что вам следует есть мясо и больше печенья и тортов», - ответила я. «Они что, хотят, чтобы мы стали больными!?», - возмутилась Ксения. «Я не знаю, Ксюша», ответила я, «может быть они считают, что мертвые коровы, крем из искусственного крашеного жира и красители в печеньях, это полезно?». «А сами они, наверное, больные, раз про краски в еде не знают?», с сочувствием в голосе спросила Ксюша.

Несмотря на мое твердое убеждение в том, что сырая растительная пища является самой полезной и только ее одной для счастливого и успешного функционирования человеческого организма является достаточно, я полагаю, что мои дети должны будут сами определиться в более сознательном возрасте с той системой питания, которая им окажется наиболее близкой. Поэтому сейчас своей задачей я вижу мягко оградить их от очевидного яда, при этом сохраняя долю консервативных подходов. Мы не едим курицу, но если дети хотят, я им покупаю куриную грудку. Они неплохо едят куриный бульон с рисом, подтушеную куриную грудку.
Последнее время достаточно регулярно, ну, скажем, два-три раза в неделю мы едим рыбу. Пока мы стояли в Панаме, добраться до рыбного рынка было нет так просто. В благословенной эквадорской Баия де Каракез рыбный рынок был совсем рядом, полкило рыбы стоило от 2.50 до 4 долларов, и я регулярно покупала рыбу. Делала рыбный суп, жарила, готовила рыбные котлеты. Мне идеологически не близко употребление в пищу рыбы, но она шла хорошо и облегчала мне поиск решения «чем кормить семью». С Ксенией, правда, приходилось, повоевать, чтобы заставить ее съесть животный белок, но здесь я облегчала себе задачу ее сытости, продавливая рыбную тему «играем в кошечек, вы – кошечки, которые любят рыбку, я вам в ротик складываю».
  Практически каждый день я делаю супы. Перечень супов такой: на бис идет суп фасолевый (из красной или белой фасоли), суп из цветной капусты, суп гороховый, суп чечевичный, борщ, суп рыбный. Иногда и с боем тыквенный суп-пюре.

Довольно важное место в нашем рационе занимают бобовые: фасоль, горох, чечевица, нут (кажется так на русском?). Они, во многом, выполняют роль поставщиков белка. Дети любят чечевицу. Я ее отвариваю в скороварке с легко обжаренным луком, варю рис. Дети смешивают белый рис с чечевицей – блюдо «рисик с чечевичкой». Фасоль я добавляю в тушеные овощи (дети их не едят), использую как начинку для бурритос (заворачиваю в толченом и смешанном с овощами виде в лепешки, которые дети тоже не едят), делаю супы. Можно сказать, что один из видов бобовых у нас есть всегда. В идеале, конечно, было бы заменить все это на пророщенную сою, которую, кстати, как и сырой горох, обожает Ксения, но пока никак. Будем к этому стремиться.

Что еще любят дети? Макароны, которые они едят посыпанные пармезаном, пюре из картофеля, Ксения ест белый рис, разведенный молоком, яйца. Полина, как все уже поняли, любит перловку. Мы с Максом едим перловку с жареными грибами из банки и луком. Ксения перловку не ест, зато любит рис. К сожалению, у нас нет гречи, поэтому наш выбор круп очень сужен. Перловку в Панаме тоже непросто было найти, поэтому когда перловка появилась в Эквадоре, Полина очень обрадовалась, а так как первая покупка перловки совпала с ее Днем рождения, то просила приготовить ей на День рождения перловки.

А теперь, барабанная дробь :)! примерное береговое-стояночное меню нашей семьи.
Первый день
Завтрак.
Яичница или омлет. Бутерброд с сыром (Ксения ест только твердые сыры, типа гауды, в то время как в Эквадоре продают в основном мягкие молодые сыры, от которых она отказывается). Бутерброд с маслом. Бутерброд с вареньем.
Через час-два после завтрака виноград-клубника и т.д.
Через два часа после завтрака – капуста цветная сырая, морковка по выбору.
Обед.
Борщ вегетарианский.
Пюре с чечевицей.
Салат из помидор, огурцов, салатной капусты, для нас – с луком, заправленный оливковым маслом.
Полдник (детям).
Йогурт.
Ужин.
Макароны с сыром.
Салат с морковкой, майонезом или оливковым маслом или сметаной....
Сладкие булочки.

Второй день.
Завтрак.
Овсяная каша на молоке.
Сыр, булка, масло.
Между завтраком и обедом – перекусы овощами и фруктами.
Обед.
Суп из фасоли со сливками.
Рис с тушеными баклажанами, возможно, фасолью, луком.
Салат из огурцов, помидоров и т.д.
Сок из маракуйи.
Полдник (детям)
Хлопья с молоком.
Ужин.
Салат из риса с тунцом
Кто не ест салат (Ксения) едят просто рис.
Кому надо – бутерброды с вареньем к чаю, возможны наименее зловредные печеньки и вафли.

Третий день.
Завтрак.
Блины. Потребляются с сыром, который в них и запекается, либо с вареньем, медом, сливками, медом.
Фруктово-овощные перекусы.
Обед.
Суп с чечевицей.
Перловка с грибами или просто со сливочным маслом.
Салат овощной.
Сок.
Полдник: хлопья с молоком или йогурт.
Ужин.
Рыба с рисом и овощной салат.

Возможны различные вариации: плов, бурритосы, котлеты из чечевицы, из картофельного пюре, сырники на завтрак, разные варианты салата из тунца, винигрет, салат из вареной свеклы с чесноком, салат с авокадо, клубника с чудесными эквадорскими сливками и т.д и т.п.
Иногда полдник вытесняется ужином или смешивается с ним. Последнее время после каждой еды дети требуют кусок шоколадки.
В Эквадоре довольно часто мы едим в кафе, которые здесь все называются ресторанами. Обед в Баия де Каракез стоил 2.50 дол. Туда входило: суп, второе (мясо или рыба с гарниром в виде риса и маленьким салатиком) и натуральный сок. Мне весь обед было не съесть, дети не могли осилить одну порцию на двоих. Мы заказывали суп и рыбу или креветок. Иногда до ресторана мы подъезжали на велотакси. Нередко от детей можно было услышать фразу: «Мама, мы есть хотим, давай возьмем такси и поедем в ресторан» (по-моему, звучит неплохо… J)

До сих пор речь шла о наших пищевых раскладах во время стоянок, которые до сих пор занимали основную часть нашего времени. Во время переходов меню слегка модифицируется в силу объективных обстоятельств: удаленность от магазинов, автономный режим, качка, препятствующая готовке и осложняющая сам процесс готовки. Для того, чтобы обеспечить наше путешествующее семейство пропитанием и облегчить жизнь себе я сделала следующие заготовки.

Еще в Панаме я закатала в банки баклажанную икру, тушеные баклажаны, кабачки. Я сделала также маринованные огурцы, попробовала сделать рыбный паштет, но он вздулся и произвел такой запах, что я зареклась связываться с паштетом из рыбных голов. Я также закатала в банки борщ – открыл в переходе, подогрел и ешь, законсервировала концентрированные компоты из манго и ананасов. Детям – куриную грудинку. В Эквадоре я сделала варенье из клубники и ежевики. Его-то мои дети сейчас с таким неистовством и потребляют. Успокаивает то, что я покупаю только коричневый нерафинированный сахар, который менее вреден, чем белый рафинированный.

Хлеб я делаю сама, точнее делает его специально купленная для этого хлебопечка.
Помимо этого мы купили довольно много продуктов: овощные и рыбные консервы, крупы, бобовые, сгущенка простая и вареная, макароны, сухое молоко, мука, томатный соус и т.д и т.п. Закуплены также сухофрукты, мед, орехи, шоколад, соки, консервированные помидоры и огурцы… Перед переходом все рундуки полностью затарены продуктами, овощи развешаны в гамачках из рыбацкой сетки.  В холодильнике под завязку сыры, яйца, масло, сливки.

IMG_7076

Во время переходов, особенно в первые дни, аппетит, обычно, снижается. Если качка не сильная, то меню не сильно отличается от нашего стандартного. Только, как правило, на завтрак исключаются блины - непросто отстоять у плиты, да и тесто ненароком может разлететься. При качке все упрощается, и на помощь может прийти Доширак, который я очень не приветствую, ну, скажем, два раза в неделю, если постоянно сильно качает. Доширак е его производные в «мирной» (не во время перехода) жизни употребляется Максимом, который иногда хочет есть в неурочное время. Детям в обычной жизни я макаронные супы не даю. Они вдыхают запах «папиного супа», который становится для них запретным плодом. Иногда они подкатывают к папе, уговаривая его угостить их супом. Максим, к детской радости, делится. Пищевые добавки в виде глютамата, или как там это называется по-русски, так изысканы, что пробивают даже естественную защиту от искусственной еды, которая довольно сильна у Ксении – она тоже просит «папиного супа». Именно по причине недоступности этого манящего продукта, Полина заказала накормить ее на День рождения макаронным супом.

 В течение первых десяти дней пути сохраняется большая часть овощей и фруктов. В холодильнике хранится морковка, в сетке – картошка, свекла, баклажаны, перец, картошка, лук, чеснок, яблоки, арбузы, иногда апельсины. На рынке мы были более двух недель назад, а в сетке, как это можно видеть, еще сохранилась свекла, яблоки, баклажаны, капуста. Морковка в холодильнике будет хранится не меньше месяца, также – картошка и лук. Так что даже во время месячного перехода у нас будет возможность есть овощи и некоторые фрукты, дополняя свежие заготовленными и купленными компотами.

IMG_8321

Кашу я умудрялась варить даже в самую сильную качку. Ну и дальше, меню примерно по списку, который опубликован выше.
Рыбу мы ловить пытаемся. За последний переход поймали две рыбины. Жарили, солили, варили суп, делали салат с рисом, салат с картошкой яйцами и луком. Соответственно из десяти дней пути в течение четырех дней мы имели рыбу, а соленый тунец сохранился до сих пор. Если во время перехода поймаем большую рыбу, заложу ее в банки и законсервирую в скороварке – банки приготовлены.

На фото - наш завтрак на подходе к первому острову Сан-Кристобаль. Это одиннадцатый день перехода. Я с ранней утренней вахты, поэтому в куртке, дети только что проснулись. У Ксении в тарелке - омлет. У Полины - самопечный хлеб с маслом и сыром. Чай у детей, у меня - кофе.
IMG_7731

IMG_7739

Возвращаясь к вопросам здоровья, в частности моих путешествующих детей.
Надо сказать, что по моей линии у них не самая блестящая наследственность. Я была типичным питерским замученным простудами, медициной и нервной обстановкой ребенком. С момента сложных родов когда после 36 часов мучений моей мамы мне таки удалось появиться на свет, все шло с надрывом. Моя мама опасалась, что я умру лет до семи. Меня мучали бесконечные простуды, ангины с аллергиями, в результате чего в семь лет я однажды действительно едва не умерла от отека гортани и невозможности дышать. Потом я стала довольно слабосильным, хотя и весьма волевым, побеждающим на школьных соревнованиях подростком, которого мучали сердечные и головные боли, обмороки. Далее был аппендицит, гастрит, позже – цистит и женские неблагополучия. Депрессивные состояния, отсутствие аппетита, постоянное ощущение знобливости, сонливость. Экзема на руках была столь сильна, что я не могла спать ночами. Я старалась все это игнорировать и жить полноценной жизнью, которая давалась мне не легко. Потом была операция по женской части, когда меня несколько часов вытаскивали с того света, куда я, устав от депрессий и сама не прочь была отправиться. В результате этой операции слабо тлеющие надежды моей мамы на внуков почти угасли. Мой отец умер от рака в 42 года.
А потом я встретила духовного наставника, который несколько вправил мне мозги. Я начала вегетарианствовать. Здоровье и состоянии сильно улучшилось.
А потом появился принц на титановом катамаране, который увез меня в тропический климат. Экзема на руках прошла через месяц. Знобливость и головокружения сразу же. А через несколько месяцев мы обрадовали маму, тем, что она скоро станет бабушкой. А через два с половиной года второй раз. Думаю, связавшись с Максимом, я сильно улучшила генофонд. J
К чему я все это? К тому, что я теперь я знаю, чем отличается здоровье от нездоровья. И умею здоровье ценить. И знаю, что зависит оно только от нас самих и от обстоятельств жизни, которые мы себе выбираем. А еще о моих детях, которые могли бы унаследовать материнское здоровье, чего так боялась их бабушка, моя мама, регулярно, с замиранием сердца спрашивая, как здоровье у Ксении. С Полиной она уже перестала об этом осведомляться – страх детских болезней прошел. Конечно, несколько раз в возрасте от двух до четырех лет Ксения и Полина болели ОРВИ. Это было в Панаме, с ее изматывающе жарким и влажным климатом, когда, во-первых, масса сил организма уходит на борьбу с жарой, во-вторых, зреют и размножаются всяческие вирусы и бактерии, которые потом разносятся по перешейку внезапно включающимися в ноябре-декабре ветрами. Заболевали дети кашлем после моих нескольких попыток определить их в садик, после чего помучавшись с кашлем, я эти попытки забросила. Болезни прошли. В комфортном для жизни климате эквадорской Баия де Каракес они не болели не разу. Глистов, правда, пришлось лечить, это да. У этих детей масса энергии и большая жизнестойкость. Gracias a Dios, как здесь говорят.



@темы: еда, жизнь на яхте, переход Баия-Галапагосы