15:12 

Стирка, семейная жизнь и яхтинг.

Путешествие как духовная практика. парусная кругосветная экспедиция "Благовестие"
Когда я в 19 лет первый раз вышла замуж, у меня была идея, что одной из фундаментальнейших женских обязанностей, существующих в замужестве, является стирка. У меня был некий виртуальный список «того, что должна делать женщина, которая вышла замуж», и я, со свойственным мне по жизни закосом под «хорошую девочку» пыталась ему неукоснительно следовать. У студентки и только что пришедшего из армии молодого человека средств было крайне в обрез, поэтому про стиральную машинку речи идти даже не могло. Соответственно стирала я в ванной руками. Помню, как переполненная ощущением нового статуса замужней женщины, я, стараясь игнорировать затекшую спину, неистово настирывала в ванной рубашки и носки мужа. Тогда у меня на руках началась сильнейшая экзема – реакция на моющие средства, которая оставила меня только тогда, когда я перебралась в теплые края.

Долго я тогда замужем не продержалась, через пару лет инициировав развод. Не потянула собственного "списка". :) Когда, наконец, жизнь заставила меня преодолеть многочисленные страхи и поставила перед необходимостью самостоятельного заработка, то первое, что я приобрела с «больших накоплений», была стиральная машинка. Рубашки мужа еще маячили где-то в подсознании, руки так и не восстановились, поэтому я купила самую дорогую стиральную машинку, которая умела и стирать и сушить белье, ухнув на это значительную часть средств, заработанных трудом гида-переводчика за летний сезон. К слову, моя стиральная машинка безупречно работает до сих пор, радуя своими совершенствами тех, кто сейчас живет в моей квартире.

Но карма стирки снова настигла меня теперь уже в новой жизни.Как известно, позволить себе иметь на яхте стиральную машинку, могут только самые роскошные суда, обладающие во-первых достаточными объемами, во-вторых устройствами для производства воды, то бишь, мощными опреснителями, стоимость которых исчисляется многими тысячами долларов, в-третьих -электричеством. Мы в разряд «роскошных судов», которые могли бы претендовать на наличие стиральной машинки, попадаем только по категории «электричество», чего явно не достаточно. Из чего вытекает, что стиральной машинки у нас нет – пустившись во все тяжкие жизни на яхте, я была вынуждена оставить дома столь дорогие моему сердцу идеи об обладании стиральной машинкой.

Как же яхтсмены решают проблему со стиркой? В большей части марин, около или внутри которых стоят лодки, есть сервисы стирки белья.

IMG_7752

Чаще всего это стиральные машинки с отверстиями для денежки достоинством 25 центов. В Панаме стирка в машинках, находящихся рядом с мариной, стоила два доллара. Стирка в прачечных в городе стоила 75 центов – один доллар.

IMG_8115

Вопрос решался легко: накопил белья, загрузил в машинку, подождал 25 минут, белье вынул и иди развешивай на леерах под ярким тропическим солнцем. Для особых «буржуев» существовали услуги специального морского агенства, которое собирало грязное белье прямо на понтоне, а на следующий день белье приносилось уже чистым. Стоила эта услуга пять долларов за одну загрузку весом около четырех с половиной килограмм.

В небогатой и недорогой стране Эквадор все почему-то оказалось сложнее. В Баийя де Каракез, где мы стоим, видимо существует убеждение, что сервис стирки белья – это услуга для людей богатых. Откуда происходит такое убеждение, я не знаю. Но постирать килограмм белья в марине Пуэрто Амистад стоит два доллара за килограмм. А в прачечной в городке – один доллар пятьдесят центов. Причем клиенту подходить к машинке строго запрещается - не господское это дело с машинками манипулировать. Белье сдается специальной девущке, которая возвращает его уже постиранным.

Я обычно принимаю решение, что пора идти стирать, если белье больше не влезает в хранилище, куда засовываются испачканные вещички. Когда из хранилища, находящегося в детской каюте под неиспользуемой раковиной, начинают вываливаться футболки и юбочки, и дети на мою просьбу отнести вечером снятое с себя белье и положить куда следует, сообщают мне, что не могут запихнуть туда даже пару трусов, я понимаю, что настал час икс – грязное белье нужно превращать в чистое. Обычно я упаковываю его в рюкзак, который получается высотой почти с Полину, и несу рюкзак в стирку. Происходит это событие с частотой где-то раз дней в семь - десять. Могло бы происходить значительно реже, но у моих детей чрезмерно велика тяга к принцессной внешности.

Вообще-то многие круизерские мамы загружаясь со своим семейстовм на ПМЖ на яхту, принимают решение расслабиться насчет состояния одежды своих отпрысков. Яхтенная жизнь в чем-то сродни походной – прыжки с лодки на тузик, соприкосновение с морской водой и пылью в латиноамериканских, азиатских, африканских и т.д. городках во многом определяет стиль и состояние одежды: большинство яхтенных детей бегают в шортиках и футболочках не марких цветов, которые не обязательно меняются каждый день. Родители, которые избрали круизинг стилем своей жизни и выбрали свободу, не рвутся нагрузить себя дополнительной стиркой ради поддержания имиджа, тире одежды своих детей в идеальном состоянии.

В плане отношения к внешности детей я оказалась не совсем в струе общекруизерских тенденций. Все началось с того, что мне надарили довольно много красивой детской одежки светлых оттенков очень хорошего качества. Бездумно пачкать такую одежду не хотелось, а носить ее хотелось очень, к тому же мы довольно много времени проводили общаясь с местными панамскими семьями, где дети в большом городе Панама-Сити были одеты очень чистенько. Поэтому я одевала своих детей довольно нарядно, и им это нравилось. С раннего возраста я приучала их беречь одежду, указывала им на пятна, которые появлялись из-за неаккуратности и старалась поддерживать одежду в хорошем состоянии, принадлежа к категории людей которые не любят портить вещи. Французские и американские мамы-круизеры на нашей якорной стоянке цокали языками по поводу очередных розовых юбочек и светлых футболочек моих детей, высказывая предположения, что время своей жизни я провожу за стиркой. Дети же мои отказывались носить темные вещи, заявляя, что это – для мальчиков, равно как и штаны и джинсы, мотивирую свой отказ гендерной принадлежностью.

Но, как я уже говорили, в Панаме проблема стирки решалась просто – мне всего лишь чаще, чем кому бы то ни было приходилось таскать рюкзаки с бельем до машинки и обратно, потом развешивать, снимать и раскладывать вещички по местам. В Эквадоре же и в частности, Баия де Каракез, представить себе использование сервиса стирки, на который раз в неделю мне бы пришлось тратить 10 – 15 долларов, было немыслимо. Поэтому пришлось искать другие выходы из ситуации. Сначала я договорилась о возможности стирки у наших польских друзей Эдиты и Майка. У них есть стиральная машинка, которая предоставлялась по нашей просьбе в наше распоряжение. Но последнее время, когда наступил сухой сезон, в городке начались сложности с водой. Потребление воды стали ограничивать, и Майк с Эдитой вынуждены были сократить количество стирок, в результате чего мы остались не при делах.

Тогда я попробовала стирать руками. Ванны у меня, конечно, на яхте нет – где ее хранить-то, с водой тоже проблематично – воду мы возим из марины в канистрах по 20 литров, которые Максим вручную поднимает из тузика. До того, как начать стирать, я долго собиралась с духом, и пока это происходила куча белья выросла до небывалых размеров. Тогда я наконец решилась, привезла воды в канистрах, и затеяла стирку. В высоком ведре я по-старинке стирала белье, потом перетаскивала его в тузик, потом мы с детьми везли это белье на понтон, где есть вода, и там его полоскали. Потом везли его обратно, отжимали и развешивали на леерах. В день стирки у нас накрылись занятия с детьми и мое участие в судовых работах, что вызвало недовольство капитана. Для Максима все мои работы, которые не имеют отношения к выходу, являются бессмысленными, о чем он мне регулярно заявляет.  К тому же за два часа мне удалось постирать только половину, соответственно, процедура предстояло повторить завтра.

Когда через какое-то время накопилась новая порция стирки, я решила сэкономить свое время и сдать белье в прачечную. Мой стандартную загрузку размером с рюкзак в прачечной оценили в десять долларов пятьдесят центов. Оторвав от сердца мятую бумажку, я заплатила, и на следующий день получила белье чистым.

IMG_6260

Когда я рассказала об инновации Максиму, он почему-то совсем даже не обрадовался. На него не произвел впечатления мой довод об экономии нескольких часов моего времени. То, что его впечатлило, это стоимость этой самой экономии. Я искренне возмутилась: «Как это так, ты недоволен, когда я трачу время и силы на стирку, и также недоволен, когда я это время экономлю и трачу деньги». На что Максим разразился тирадой о моих предках по женской линии, которые обстирывали огромные семьи и не делали из этого проблемы. А также о процессе стирки, который должен быть запечатлен в генотипе любой женщины. Интересно, а участие в судовых работах, использование эпоксидки и герметика тоже как-то запечатлено в генотипе русских женщин?  Ну как понять этих мужчин? J
Когда я у него спросила, чего же он от меня хочет, Максим рекомендовал мне подойти к решению вопроса творчески, и найти какую-нибудь местную женщину, которая за несколько долларов постирает мое белье. «Тут мужики работают целый день за 10 – 15 долларов, безработица, наверняка многие женщины согласились бы подработать».

Такая вот очередная сторона особенностей яхтенного быта. Будем продолжать искать решения. А в Полинезии, поговаривают, за стирку хотят уже долларов двадцать, вот ведь, незадача. Видимо придется все таки обратится к запечатлениям генотипа и вдохновиться на самостоятельную стирку. J


@темы: жизнь на яхте

URL
   

Путешествие как духовная практика. Парусная Кругосветка "Благовестие"

главная